Сообщения Прокуратуры Братского района

Ответственность за хищение безналичных и электронных денежных средств

Федеральным законом от 23.04.2018 № 111-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ» усилена уголовная ответственность за хищение денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, в том числе с использованием электронных средств платежа.

Как следует из Пояснительной записки к законопроекту, изменения направлены на повышение уголовно-правовой защиты граждан и организаций путем усиления уголовной ответственности за хищение чужого имущества, совершенного с банковского счета, а равно электронных денежных средств, в том числе потому, что общественную опасность указанных деяний усиливает специфика способа совершения преступления – использование удаленного доступа к банковскому счету при помощи технических средств, позволяющего лицу оставаться анонимным и совершать преступление из любой точки мира, имея лишь доступ к сети Интернет, который может быть рассчитан на многократное применение, в том числе использоваться для доступа не только к банковским счетам, но и иным охраняемым и особо охраняемым данным.

При этом такие действия виновного могут найти разную уголовно-правовую квалификацию.

Так, в ч. 3 ст. 158 УК РФ введен п. “г” – кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ).

Для квалификации по этому пункту необходимо, чтобы действия виновного были тайными, то есть в отсутствие собственника, иных лиц либо незаметно для них.

Тайное изъятие денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, например, если безналичные расчеты или снятие наличных денежных средств через банкомат были осуществлены с использованием чужой или поддельной платежной карты, надлежит квалифицировать как кражу по признаку “с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств”. По п. “г” ч. 3 ст. 158 УК РФ квалифицируются действия лица и в том случае, когда оно тайно похитило денежные средства с банковского счета или электронные денежные средства, использовав необходимую для получения доступа к ним конфиденциальную информацию владельца денежных средств (например, персональные данные владельца, данные платежной карты, контрольную информацию, пароли).

Если хищение с банковской карты совершено путем обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются по ст. 159 УК РФ.

Именно способ совершения преступления лежит в основе разграничения данных составов преступлений.

В случаях когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись необходимой для получения доступа к ним конфиденциальной информацией держателя платежной карты (например, персональными данными владельца, данными платежной карты, контрольной информацией, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются как кража.

Например, как тайное хищение следует квалифицировать действия тогда, когда виновным потерпевший введен в заблуждение или обманут, под воздействием чего он сам передает злоумышленнику свою карту или сообщает персональный идентификационный номер – пин-код, а снятие денег с банкомата происходит без потерпевшего.

По указанному критерию по ст. 158 УК РФ надлежит квалифицировать и действия, связанные с перехватом информации с пластиковых карт с использованием, например “хакерских ридеров” – специальных устройств, способных перехватывать электронные сигналы, или специальных устройств, устанавливаемых в карточкоприемник банкомата.

При этом мошенничество образуют действия лица, которое, например, с целью хищения денег, разместило в сети Интернет объявление о продаже товара, “соблазнившись” на которое потерпевшие, убежденные в добросовестности “продавца”, сами безналичным путем перечислили деньги на банковскую карту виновного.

По ст.159 УК РФ были квалифицированы действия подсудимого, который, преследуя корыстные цели, придумал схему хищения денег путем обмана держателей банковских карт, которую реализовывал путем рассылки смс-сообщений с ложной информацией о денежном переводе на номера незнакомых абонентов. Лица, которые верили его сообщению, перезванивали ему и по его инструкции как “сотрудника банка” осуществляли действия, в результате которых с их банковских карт денежные средства перечислялись на номера мобильных телефонов, находившихся у виновного, купленных заранее у неизвестных лиц. Впоследствии данные денежные средства он обналичивал через банк.

Если лицо использовало чужую, похищенную, поддельную банковскую карту, предъявляя ее для оплаты, например, в торговой организации или работнику банка для снятия наличных как свою, тем самым обманывая сотрудников, а фактически не сообщая о незаконном использовании этой карты, то такие действия получали квалификацию по специальной по отношению к ст. 159 УК РФ норме – ст.159.3 УК РФ. Принципиальным отличием от изложенных выше составов преступлений в данном случае являлось то, что виновный обманывал, в активной или пассивной форме, сотрудника организации, уполномоченного в силу занимаемой должности производить списание денежных средств с платежной карты. При этом обман иного лица не нивелировал статус собственника похищенных с карты средств как потерпевшего, поскольку именно ему преступлением причинен ущерб.

Вместе с тем указанным выше Федеральным законом диспозиция ч. 1 ст. 159.3 УК РФ изменена с “Мошенничество с использованием платежных карт, то есть хищение чужого имущества, совершенное с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации” на “Мошенничество с использованием электронных средств платежа”. Таким образом, обязательный признак состава прежней ст. 159.3 УК РФ – обман уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации исключен. Пояснительная записка к законопроекту не содержит мотивов этого решения и остается только предполагать, что имел в виду законодатель. Представляется, что под ст. 159.3 УК РФ имеется в виду специальный вид мошенничества по отношению к ст. 159 УК РФ независимо от того, на кого направлен обман – непосредственно на потерпевшего или работника организации. При этом значительно усилено наказание по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, где раньше не было наказания в виде лишения свободы, в то время как в новой редакции введено лишение свободы сроком до 3 лет.

Если исходить из того, что это новый, специальный вид мошенничества с использованием электронных средств платежа, тогда действия виновного могут быть квалифицированы или по ст. 158 УК РФ, или по ст.159.3 УК РФ, минуя возможность их оценки по ст. 159 УК РФ.

Диспозиция ч.1 ст.159.3 УК РФ не содержит указания на способы совершения такого мошенничества, что породило разные подходы к квалификации действий виновных лиц.

Понятие электронного средства платежа дано в п. 19 ст. 3 ФЗ “О национальной платежной системе”. Это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств.

Хищение денежных средств с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств возможно и путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей, что является специальным видом мошенничества и влечет уголовную ответственность по п. “в” ч. 3 ст. 159.6 УК РФ.

По смыслу ст. 159.6 УК РФ вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных и (или) программно-аппаратных средств на серверы, средства вычислительной техники (компьютеры), в том числе переносные (портативные) – ноутбуки, планшетные компьютеры, смартфоны, снабженные соответствующим программным обеспечением, или на информационно-телекоммуникационные сети, которое нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

Если для этого были созданы, использованы или распространены вредоносные компьютерные программы, действия виновного требуют дополнительной квалификации по ст. ст. 272, 273, 274.1 УК РФ.

Таким образом, неотъемлемым признаком объективной стороны такого преступления будет обязательное оказание незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. В противном случае, учитывая тайный способ хищения, действия должны быть квалифицированы как кража, даже если снятие денежных средств совершено путем использования учетных данных собственника, полученных путем обмана последнего или использования его мобильного телефона, подключенного к услуге “мобильный банк”.

Прокурор Братского района                                                                                       А.А.Бянкин

Похожие записи

Осуществление юридическими лицами предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами

Согласование органами государственного и муниципального контроля (надзора) с органами прокуратуры проведения внеплановых проверок в отношении юридических лиц и индивидуальных

Уголовная ответственность за заведомо ложную информацию