Сообщения Прокуратуры Братского района

Находка или кража – позиция Конституционного суда РФ

Постановлением Конституционного Суда РФ от 12 января 2023 г. N 2-П констатировано, что Конституция РФ закрепляет право частной собственности в числе основных прав человека; право частной собственности охраняется законом, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Интересами защиты собственности обусловлены законодательное установление оснований возникновения и прекращения права собственности, правил обеспечения сохранности и возвращения собственникам имущества, случайно утраченного ими, необходимость применения мер уголовной ответственности за посягательства на собственность.

Следовательно, уголовная ответственность за правонарушения, посягающие на собственность и сопряженные с неправомерными действиями в отношении утраченного собственником имущества, может считаться законно установленной и отвечающей требованиям Конституции РФ при условии, что она адекватна общественной опасности преступления.

Согласно статье 227 Гражданского кодекса РФ нашедший потерянную вещь обязан:

немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи, или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу;

– если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта;

– если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления.

Статья 158 Уголовного кодекса РФ устанавливает уголовную ответственность за кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, а также закрепляет, что под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (пункт 1 примечаний).

Конституционный суд указал, что законодатель закрепил в ГК РФ основания приобретения права собственности на имущество, собственник которого неизвестен, в том числе на находку: если в течение шести месяцев с момента заявления о находке в полицию или в орган местного самоуправления лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено или само не заявит о своем праве на вещь нашедшему ее лицу либо в полицию или в орган местного самоуправления, нашедший вещь приобретает право собственности на нее. При этом пункт 1 статьи 227 данного Кодекса прямо предусматривает обязанности лица, нашедшего потерянную вещь, немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи, или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить вещь этому лицу, а равно сдать вещь, найденную в помещении или на транспорте, лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта.

По смыслу приведенных норм установление физического владения потерянной вещью представляет собой активную форму поведения в виде действия, которое само по себе не только не является противоправным, но и признается законодателем правомерным и активное поведение лица, нашедшего вещь (заявление о находке, поиски ее собственника, передача найденного владельцу помещения или транспорта либо его представителю и т.п.), исключает уголовную ответственность за ее хищение.

Однако, при обнаружении потерянной вещи не исключено появление умысла на последующее обращение найденного имущества в свою пользу или в пользу иных, неуправомоченных (т.е. не собственника), лиц.

Если лицо, обнаружившее найденную вещь, наряду с невыполнением (воздержанием от) действий, предусмотренных статьей 227 ГК РФ, совершает сокрытие найденной вещи (в тайнике, в своих вещах, в одежде, путем передачи другому лицу в целях сокрытия и т.д.) либо сокрытие (уничтожение) признаков, позволяющих индивидуализировать это имущество или подтвердить его принадлежность законному владельцу (вытаскивает сим-карту из телефона, снимает чехол и т.д.), то такое активное поведение может свидетельствовать об умысле на хищение этого имущества и о наличии корыстной цели, а потому деяние, начавшееся как правомерная находка, может перерастать в преступление, утрачивая признаки правомерности.

Поскольку уголовный закон относит к объективным признакам хищения не только изъятие, но и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, то необходима оценка не только факта правомерного поступления найденного имущества в фактическое владение, но и факта совершения действий (бездействия), направленных на противоправное обращение в свою пользу или в пользу иных, неуправомоченных, лиц, исходя из того, что такое поведение приобретает общественно опасный характер, направленное на неосновательное обогащение в результате недобросовестных действий с обнаруженной чужой вещью, указывает на корыстную цель, а также на причинение владельцу ущерба.

Противоправное и активное сокрытие имущества нашедшим его лицом свидетельствуют о выходе за частноправовые пределы, очерченные статьей 227 ГК РФ.

Следовательно, если вещь утрачена в месте, известном законному владельцу, и он имеет возможность за ней вернуться или получить ее либо по индивидуальным свойствам вещи законный владелец может быть идентифицирован и нет оснований полагать, что вещь является брошенной, то лицо, которое обнаружило такую вещь в подобной обстановке, осознавало или должно было осознавать указанные обстоятельства и при этом не только не предприняло доступных ему мер найти законного владельца вещи, не сдало ее в установленном законом порядке, не обратилось в правоохранительные органы или в органы местного самоуправления с заявлением о находке, но и активно сокрыло вещь для тайного обращения ее в свою пользу или в пользу других лиц, т.е. совершило тайное хищение – кражу.

В неменьшей степени противоправным может быть признано такое поведение лица, когда оно непосредственно наблюдает потерю вещи, имеет реальную возможность незамедлительно сообщить законному владельцу о потере и вернуть ему вещь, но тайно завладевает ею.

Описанное поведение, направленное на окончательное лишение законного владельца утерянного имущества и распоряжение чужим имуществом как своим собственным, по своей природе является кражей.

Примером приведенного поведения граждан являются:

Галимьянова А.В., находясь в салоне автобуса, увидела лежащий на полу мобильный телефон и, понимая, что он принадлежит ранее вышедшей пассажирке (выпал из ее сумки), не предприняла попытки к его возврату собственнице, не сообщила об этом водителю автобуса или кондуктору и не обратилась в правоохранительные органы, а завладела телефоном и скрылась, не стала отвечать на поступавшие на телефон звонки, отключила его, а находящиеся в нем сим-карты выбросила, после чего около месяца хранила его дома, в дальнейшем выполнив сброс настроек телефона.

Пузряков В.С., являясь водителем такси, увидев в салоне своего автомобиля мобильный телефон, принадлежащий ранее перевезенному им пассажиру, забрал его себе, распорядившись похищенным по своему усмотрению, при этом, не желая быть уличенным, он выключил телефон, попыток установить владельца не предпринимал, поначалу попытавшись скрыть от сотрудников полиции факт обладания телефоном.

Старший помощник прокурора Братского района
советник юстиции                                                                                                                     Н.Ю.Нам

Похожие записи

Учитывается ли работа на неполную рабочую ставку в страховой стаж?

По постановлению Братского межрайонного природоохранного прокурора об уголовном преследовании органами дознания возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 250 УК РФ

Ответственность за незаконное распространение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, противодействие к их распространению