Поиск по сайту

Горячая линия

Cannabis

Они ищут родителей

Мероприятия

ukrhelp

Мы помним

wwiiКаждый восьмой житель нашей страны погиб во время войны. Страшные цифры с исследованиями только растут. Более 200 тысяч жителей малонаселенной до войны Иркутской области ушли на фронт. Более 79 тысяч не вернулись назад. Каждый третий житель Иркутской области навечно остался в строю. В Братском районе на фронт ушли 6 517 человек. На Братском Мемориале Славы сегодня значится 2 583 фамилии тех, кто не вернулся. И список этот не полон. А если прибавить к этому списку имена, фамилии и отчества родных семей, которые приехали в Братский район уже после войны…..

Только несколько деталей из воспоминаний жителей Братского района. Только несколько строк – и уже сердцем не охватить….

По воспоминаниям второго секретаря райкома комсомола тех лет Клавдии Константиновны ПОПОВОЙ (с. Большеокинское): «Хорошо помню, что все комсомольцы в первые дни войны хотели уйти на фронт. Это было паломничество в РК ВЛКСМ и в военкомат. Мы полным составом бюро во главе с тов. Осиповой написали заявление добровольцами и на двери повесили объявление: «Райком закрыт. Все ушли на фронт». Нам тогда сказали, что и в тылу надо работать со всей ответственностью».

Василию Степановичу ПЕТРОВУ из Вихоревки, на чьем боевом счету немало убитых фашистов, на медкомиссии сначала сказали: «Пусть едет домой, до следующего призыва подрастет!». Но парень все равно настоял на своем…

Аграфена Яковлевна ИВАНКОВА из Вихоревки тайно от родных подала заявление в военкомат. До мая 1942 года ждало оно своего часа. А потом пришла повестка.

Женщины, чье прямое предназначение – продолжать жизнь, вставали в строй. В воспоминаниях Зинаиды Алексеевны ПЕТРЕЧУК есть одинэпизод. Сожженная деревня. Одни только трубы. Повсюду ямы от снарядов. Наших убитых собрала машина и увезла хоронить. Небо было черным от ворон. Тогда Зинаида Алексеевна обратилась с мольбой: «Господи, не дай мне родить сына!». Позже у нее родилось три дочери….

… Колю ЦВЕТКОВА на фронт провожали летом. Был он высоким и худеньким. Форма на нем болталась, сапоги были велики. Вскоре – письмо с фронта. Как пишет в своей исследовательской работе школьница из Калтука Наталья ШИБАНОВА, мать Николая хранила это письмо за иконой. «Мама, сижу сейчас на берегу речки и пишу вам письмо. Речка точь-в-точь как у нас в Сибири»… Это было единственное письмо, писанное рукой Николая. Следом пришло еще одно, где сообщалось, что сразила его снайперская пуля «Двое суток не выходили мы из боя, все это время возили с собой командира, а потом похоронили с почестями».

А на фронт все летели письма, как ласточки. «Сынок мой! Последнее время жду и никак не дождусь от тебя письма. У меня какое-то тяжелое предчувствие – что-то должно произойти. Такого со мной еще не было. У нас все нормально. Ока уже встала. Выпало много снега, но Ангара еще поет. Ты постоянно в моих мыслях. Сынок, крепко целую тебя, будь здоров. Пиши».